lidushka_39 (lidushka_39) wrote,
lidushka_39
lidushka_39

Categories:

Город Калязин, Тверская область. Калязинская колокольня собора Николая Чудотворца.

Калязин, маленький городок на Волге, известен далеко за пределами Тверской области. О визуальном символе Калязина, стоящей посреди Волги колокольне, наверное, слышал хоть раз в жизни каждый наш соотечественник. Но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать - вновь собираемся в дорогу...

Пристань Калязина выглядит совершенно необитаемой. Никаких признаков жизни на песчаном берегу не обнаружено. Ни единого живого существа. Только старый ржавеющий плавучий причал, желтый песок (тут, кстати, настоящий волжский песок, затопленных построек здесь нет, только уровень воды выше стал) и бетонная площадка с кирпичным павильоном ожидания. Всё это достаточно неуютно, как будто тысячу лет сюда никто не приплывал и не отправлялся. От причала к выходу в город ведет забетонированная дорожка с установленными вдоль неё крытыми, явно сувенирными, рассчитанными на туристов, рядами прилавков (точно так же сделано в Угличе - длинный матрешечно-платочный развал). И даже ворота в город закрыты - на территорию пристани нет заезда, проникнуть можно лишь пешком. Не жалуют здесь речных туристов. Хотя, порывшись в Сети, нашла довольно свежие фотографии пришвартованных здесь круизных теплоходов. Эх, Калязин, город-загадка, никому ты не нужен, все плывут мимо, поглазев на волжскую чудо-колокольню.



Знаменитая затопленная Волгой калязинская Никольская колокольня...Предел мечтаний человека, который ищет экстрим в том, в чём его не может быть по определению. Пятнадцать тысяч раз увидев этот снимок в Интернете, всё ждешь, какие же эмоции ты испытаешь, когда увидишь её вживую...И не веришь своим глазам и ушам, когда водитель равнодушно произносит волшебную фразу : "Да вон она, уже видно, за деревьями". Она действительно существует реально. И ты видишь её своими собственными глазами.

Кошмарная история крохотного городка Калязин накрепко связана с Волгой. Мощной русской реке Калязин обязан и своим появлением - и своей гибелью. Волга давала городу жизнь много веков подряд. А в начале 20 века волжская вода не по своей воле накрыла собой город, унося неторопливым течением память о зажиточном провинциально-купеческом прошлом и растирая в гальку фундаменты бывших особняков и храмов...Остатки поперечных улиц безжизненно и обреченно уходят прямо в волжские волны. Старинная мощеная мостовая, основательная и до сих пор удивительно крепкая и ровная, камушек к камушку, спускается к воде и так под водой и продолжается дальше...Жуткое ощущение испытываешь, когда понимаешь, что мостовая до сих пор так и ведет, уходя вдаль на двести метров под воду, к полузатопленной колокольне - той самой, которая стоит посреди Калязинского водохранилища...Волжская галька - перемолотые кирпичи и фундаменты взорванных перед затоплением старинных домов.

С некоторых пор я пристрастилась к старым фотоснимкам тех мест, в которых я бываю. Московская улица, как и положено центральной улице города, была заполнена пешеходами, извозчиками, гружеными товаром подводами и до самой Волги была застроена каменными купеческими особняками и магазинами. От этой точки на кадре улица продолжалась вперед, к реке, более чем на 200 метров - прямиком к городской торговой площади и пристани. Сейчас на том месте, с которого сделан снимок, плещется Волга. Торговой площади, как и всех прилежащих к ней улиц и переулков, почти всей огромной территории старого Калязина не существует с 1940 года. Всё это ушло под воду.

На том месте, куда падает отражение, 80 лет назад лежал город. Неширокое русло Волги находилось метрах в ста внизу позади колокольни, сам город изначально строился на возвышении, на крутом волжском правом берегу. Река делает здесь изгиб, площадь затоплений на левом пологом берегу в несколько раз превышает ушедшие под воду правобережные территории. В самых широких местах Волга разлилась на 3-4 км. Сто лет назад жителям Калязина такое в самом кошмарном сне не могло привидеться...Кто мог тогда предположить, что привлекать приезжих в пятитысячный городок будет ушедший под воду мертвый остаток когда-то цветущего тихого Калязина? Нынешний город не выглядит туристической Меккой. Разбитые областные дороги, отсутствие инфраструктуры для обустройства приезжих, неуютность и общая жутковатость пейзажей - всё это трудно назвать гостеприимством. Но если перестать анализировать все эти несущественные детали, а просто пошире глаза распахнуть, вспомнить всё, что прочитано, наложить текст на картинку - впечатление отсюда увезешь грандиозное.

Последний забор у старинного белого каменного трехэтажного купеческого дома номер один по Московской улице (нынче улица носит имя самого знаменитого диалектического материалиста Германии Карла Маркса - что уже само по себе нелепо выглядит в этом Богом забытом уголке). Забор последний - потому что он крайний. Обычно забор ставят МЕЖДУ домами - справа дом, слева дом, посередине забор. В Калязине нет слова "обычно". Здесь, словно на краю Вселенной, справа есть дом, потом стоит, как и полагается, забор (в ворота которого, судя по колее, много лет въезжают машины), а вот слева...слева почти в двух шагах шелестит Волга. Здесь обрывается живой Калязин и начинается мертвый, выселенный, разобранный, взорванный и утопленный в водах гигантского индустриального водохранилища. Это нечто вроде перехода из одного мира в другой. Тут жизнь еще теплится, а в трех метрах рядом город уже стерт. С таким ощущением воспринимается увиденный Калязин.


Дом номер 1 по Московской улице Калязина. Это теперь он первый. Каким он был до 1940 года, наверное, уже не скажет никто. Над полууничтоженным городом сжалились, не стали выкорчевывать и закатывать в асфальт древнюю мостовую центральной улицы. Вот она и ведет прямиком в воду, зовёт за собою вглубь, разве что расстеленной ковровой дорожки не хватает - для ходьбы ведь её и выкладывали здесь старательно, для ног и телег, копыт, лап, сапог и лаптей. Добро пожаловать, гости современные, в нашу заклинившую машину времени. Идешь вроде по обычной улице, видишь реку впереди, но лишь спустившись вплотную к кромке воды понимаешь, что это не город подходит к реке. Это РЕКА УЖЕ ДАВНО И РОВНО ТЕЧЕТ НАД ГОРОДОМ. Имеющий глаза - да увидит, имеющий сердце - да услышит... Здесь тяжело находиться, к тому же, как нарочно, погода выдалась серо-облачная - усугубляя мрачную атмосферу увиденного.
Первые поселения на месте нынешнего Калязина появились примерно в 12 веке - на месте слияния рек Жабни и Волги был основан Николаевский монастырь, от которого до наших дней не сохранилось ничего. Именно на месте первого монастыря сейчас стоит затопленная колокольня. Противоположный берег Волги также обживался старцами-насельниками, но уже другого монастыря - Троицкого, первые сведения о котором относятся к 1434 году. 13-15 века - время возникновения многочисленных русских обителей, которые, как правило, располагались вблизи рек. С двух монастырей - Николаевского по этому берегу и Троицкого по противоположному - и началась история Калязина. Своим названием город обязан вполне реальному персонажу - боярину Ивану Каляге, на землях которого и был построен Троицкий монастырь. А основателем монастыря был преподобный Макарий (происходивший из боярского рода Кожиных) - Макарий Калязинский, ставший, по сути, основателем города Калязин. Памятник преподобному Макарию установлен в 2008 году на пересечении Московской и Тверской улиц, причем (намеренно или случайно) поставлен таким образом, чтобы загородить собой панораму спуска Московской улицы к Волге и стоящую в воде колокольню.

Это - самая кромка улицы, в десяти метрах от воды, которая сейчас позади. Хорошо видна старинная брусчатка, довольно прилично выглядят фасады домов. Весьма колоритное и двусмысленное место, сейчас попробую объяснить, почему. Колоритное, потому что, как ни странно, сравнивая с дореволюционными фотоснимками это видно, здесь всё осталось как встарь. Наверное, уничтожив две трети города перед затоплением, товарищи сочли, что исчезло вполне достаточно, чтобы оставшееся больше уже не трогать. Поэтому, если не обращать внимания на современный косметический ремонт фасадов, высаженные деревца, сувенирные развалы и кое-где припаркованные автомобили, можно вполне понять и представить, как выглядел старый Калязин ДО. А двусмысленное - потому что пока вы стоите и смотрите на вот эту картинку - Калязин выглядит городом. Но если вы развернетесь на 180 градусов - на месте города (над тем, что когда-то было городом) вы увидите два с лишним километра серо-зеленой воды...


Это как раз тот самый вид, получившийся после разворота на 180 градусов. Белое здание слева - городская библиотека. Абсолютное большинство уцелевших каменных построек принадлежало городскому купеческому сословию. В начале 20 века Калязин был торгово-ремесленным городом с населением около 5 тыс. чел. - здесь было налажено кузнечное, гончарное, сапожное, хлебопекарное, портновское, кружевное производство. Калязинское купечество довольно успешно вело свои дела - о чем можно было судить по количеству построенных к началу 20 века каменных общественных зданий и частных особняков, коих было свыше двухсот. Собственно, со временем изменилась лишь форма - сейчас в Калязине действует машиностроительный завод, швейная и обувная фабрики, льноперерабатывающий завод и пищевое производство. Население в 2010 г - чуть больше 13 тысяч жителей.

Вздымающаяся из воды колокольня обозначает место Старого Центра Калязина, бывшую Торговую площадь. Если ориентироваться по фото - правее колокольни стоял старинный Николаевский собор (1694 г - традиционное древнерусское пяти-купольное здание на массивном кубическом основании), а в нашу сторону, прямо перед колокольней, между нею и нынешним берегом - храм Иоанна Предтечи, нарышкинское провинциальное барокко 1792 года. Оба храма были взорваны при подготовке ложа будущего водохранилища, а вот колокольню взорвать не успели, или взрывчатки не хватило (а может, даже пожалели - хотя это вряд ли) - в итоге превратив её в высокохудожественный навигационный волжский знак. Колокольню строили местные умельцы-крестьяне из села Никитское, в 6 км от Калязина, на средства помещика В. Ф. Ушакова, предположительно, по проекту своего знаменитого земляка С.И.Чевакинского, тоже уроженца Тверской губернии. Мастера строили настолько надежно и качественно, что при условии возникновения трещин или каких-либо иных разрушений обещали перестроить всё за свой счет. И вот уже 200 лет прошло, из которых 40 лет здание погружено в воду и каждую весну обтесывается ледоходом, а всё еще целехонько, подтверждая добросовестность русских строителей.

Разумеется, после революции все улицы своевременно были переименованы на коммунистический лад. Московская стала улицей Карла Маркса. Тверская превратилась в улицу Ленина. Никольская перевоплотилась в Первомайскую. Полевая - в Красноармейскую. Есть Энгельса, Революционная и Коммунистическая улицы...Было сделано всё, чтобы физически уничтожить город и стереть память о его прошлом. Обычная история тысяч старинных русских городов - строить почти с нуля светлое будущее, зачеркнув былое и исковеркав карту. С той лишь разницей, что далеко не все города пытались загнать под воду. Калязин на свою беду оказался в центре масштабного проекта строительства каскада волжских водохранилищ - и это решило его участь. Волею руководства разрушенной, голодной, обескровленной, обворованной страны, рвущегося любой ценой доказать миру индустриальную мощь и вселенский пафос строителей коммунизма - в 1935 году было принято решение о строительстве Рыбинского и Угличского гидроузлов, в результате которого 2/3 части Калязина ушли под воду.

Калязин, дом купца Охлобыстина, построенный в конце 19 века. Крайний сохранившийся каменный дом на Никольской улице. Дальше уже - вода. Мне вот любопытно - а как определяли место в городе, до которого дойдет Волга? Или сначала очистили предполагаемую территорию, пустили реку, чтобы посмотреть, как она ляжет, а потом по-живому разбирали оказавшиеся в воде оставшиеся постройки???? Вы представляете, как чудовищно это выглядело на самом деле??!! Приезжают в город люди из Москвы, начинают объяснять жителям, что через два года их дома, да что там дома - целые улицы, на которых они живут, окажутся под водой, поэтому им придется перебраться на окраину города с семьями и со всем своим домашним скарбом. Некоторые деревянные срубы была возможность разобрать - а затем собрать заново на новом месте. Каменные по кирпичу не разберешь. Их просто взрывали, кирпич шел на городские нужды, а жителей переселяли куда придется.


Вот на этом самом месте, параллельно кромке воды, располагались улицы старого Калязина - вплотную до сохранившейся колокольни. Дальше за колокольней шла естественная набережная Волги (колокольня с двумя рядом стоящими храмами находилась на самом берегу реки). Глубина водохранилища возле колокольни метров 5-7 - то есть, почти все постройки на этой территории не ушли бы под воду полностью. Напрягите воображение и представьте вероятную картину. А по всему берегу сейчас разбросаны и уходят по дну вглубь каменные валуны - вполне возможно, остатки старинных фундаментов. В путеводителе для яхтсменов и путешественников по верхней Волге есть такая информация : " В районе Калязина на участке 258,2–260,2 км за правой кромкой судового хода и на участке 268,2–272,0 км за левой кромкой находятся затопленные фундаменты зданий, ограждённые буями."

Острый шпиль, семиконечный крест в небеса, стройный силуэт, изящное архитектурное убранство, патина времени, пара сохранившихся колоколов на брусьях - 70 метров красоты невероятной и жутковатой романтики. Завораживающее зрелище творения рук человеческих, стоящего в воде. Мне не досталось солнца в тот день - пришлось фотографировать на фоне серого неба и радоваться, что хотя бы дождя нет. Хотя в таком мрачном месте, как Калязин, делать жизнерадостные яркие снимки, наверное, сродни кощунству. Это - место жестоких событий, трагедии многих людей, молчаливым памятником которой осталась стоять колокольня. Нужно знать, каков исторический подтекст того объекта, который ты снимаешь. А очень многие просто тупо нажимают на кнопку...Хотелось бы узнать, почему же это здание пощадили? Был прекрасный повод избавиться от культового сооружения, как поступали повсеместно, ничтоже сумняшеся. Но всё же не тронули. И даже колокола не все посбивали. Вправду не успели?

Не самый лучший снимок, поэтому объясню - прямо в центре кадра, на берегу, под ивой лежит большой валун. Это - спаянные цементным раствором кирпичи, фрагмент стены дома, когда-то стоящего на этом месте. Чуть ближе к зрителю такой же кирпичный обломок меньшего размера. Усиливают впечатление от увиденного многочисленные, гладко обтесанные волнами крупные камни, уже упоминавшиеся составные части фундаментов. Кладбище домов. В зону затопления попало более 530 зданий, 120 из которых были каменными, в том числе 4 храма, и огромный старинный Троицкий монастырь на противоположной стороне Волги с церквями 16 века, ценнейший памятник средневековой православной архитектуры, построенный мастерами, создавшими храмы Борисоглебского монастыря под Ростовом Великим.

Почти пустой остров, густо заросший деревьями. На этом месте до 1940 года стоял Троицкий Макарьев монастырь, основанный в далёком 1434 году. Монастырь представлял собой обнесенный 700-метровой стеной комплекс зданий различного назначения, в том числе пять храмов, самые древние из которых были построены в 1521 и 1530 годах. Обитель была одной из самых влиятельных и богатых в округе - и пользовалась уважением монархов, посему не слишком пострадала в результате выхода в 1764 указа Екатерины II о секуляризации церковных земель. Древний Троицкий собор (1521 г) строила артель Григория Борисова - эти же мастера создали Борисоглебский собор одноименного монастыря под Ростовом Великим. Процветающий монастырь был закрыт 1 июня 1920 года, на его территории расположился дом отдыха Московского электрозавода, позднее пионерлагерь, а в конце 1920-х годов, в целях сохранения памятников архитектуры, монастырь превратили в Краеведческий Музей - точно так же, как это было и в Борисоглебе. В 1937-39 годах, когда стало понятно, что на территорию монастыря ляжет водохранилище, музейные экспонаты и некоторые фрагменты древних фресок со стен Троицкого собора перенесли в Богоявленскую церковь Калязина. А все монастырские здания взорвали, растащив кирпичи на нужды строителей коммунизма. Водохранилище не покрыло полностью остров, и об этом было известно заранее - бесценный монастырь можно было сохранить для потомков. Но властям было так удобно, используя повод, избавиться от еще одного религиозного бревна в своём глазу, что печальная участь его была решена однозначно. Сейчас на пустом острове заново отстроена одна из башен на прежнем фундаменте, в которой освящена часовня Преподобного Макария.


Всё спокойно и тихо нынче в Калязине. Ленивая, цветущая водорослями, раздобревшая водою Волга, насильно перегороженная сверху и снизу плотинами поперек течения. Нынешнее поколение воспринимает этот пейзаж как должное, равнодушно игнорируя старинные фотографии начала 20 века, на которых видно истинное Волжское русло - метров 120-150 от силы. За давностию лет и за нелюбопытностью русских людей также позабыт тот факт, что плотины строились руками сотен тысяч политзаключенных, без вины виноватых, волею Сталина согнанных на великие коммунистические стройки. На костях человеческих стоят верхневолжские ГЭС, возведение которых контролировалось НКВД, а осуществлялось ГУЛАГом. И не дожили до наших дней переселенцы ушедших в 1940 году под воду домов, которым выдавалась компенсация в 150 рублей - и живи как хочешь, где хочешь, а ведь семьи у всех большие, дети...Отстроиться на новых местах не успели - тут война, всех мужчин угнали на фронт, кто вернулся, кто нет. Всё покрыла спокойная вода, подёрнутая мелкой рябью, все несчастья под водой, все разбитые судьбы, всё ушло - как говорится, и концы в воду. Только легкое отражение играет на поверхности, зыбкое и неосязаемое, как воспоминание...

Улица 1 Мая, д. 13. На доме - жестяная проржавленная табличка "Здесь проживает ветеран ВОВ". Значит, жил бывший солдат, которому в 1941 году исполнилось как минимум 16 лет. То есть, этот человек стал свидетелем драматических событий, случившихся в Калязине в момент его затопления. Вполне возможно, что почерневший дом - одна из дореволюционных построек, "переехавших" в разобранном виде с затопленной водохранилищем территории на высокое место.

Улица Энгельса также спускается вплотную к водохранилищу. Набережных в общепринятом смысле этого слова, с парапетом, гранитными берегами - в этой части города нет. Оставили Волгу в её естественном виде. Водохранилище заполнялось постепенно - начиная с 1940 года, когда была спешно запущена первая очередь Угличской ГЭС. Процесс затопления полностью завершился в 1943 году, когда вода достигла запланированного уровня. В итоге Волга поднялась на 17 метров.

Хорошо сохранившиеся особняки 19 века на ул. Карла Маркса - вот примерно таким выглядел город до печальных событий 1940 года. Дальнее здание - бывшее уездное училище, позднее - женская гимназия, а теперь это Дом Детского творчества. Калязинское купечество известно своими традициями благотворительности. На их средства строились и содержались учебные заведения города, возводились и наполнялись утварью церкви, делались вклады в монастыри, собирались деньги на помощь погорельцам.. На пожертвования богатых горожан обустраивались ночлежки и раздавалось питание для бездомных, покупалась одежда для нуждающихся, содержались богадельни и больницы. Ни о чем подобном в учебниках истории моего поколения не сказано ни слова. А ведь благотворительность была распространена по всей дореволюционной России. Утеряно, как и многое другое...

Сейчас калязинская колокольня стоит на намывном островке, к которому вас за 5 минут и сто рублей с ветерком доставят на катере местные жители. Даже пристань для пущего удобства приладили. До тех пор, пока островка не было, колокольня открыто стояла первым ярусом в воде, и под нижней аркой можно было запросто проплыть на лодке, а при желании и забраться на лестницу внутри колокольни. В свое время на колокольнебыла устроена парашютная вышка, но после смертельного несчастного случая этот аттракцион прикрыли. До 1940 года на колокольне было 12 колоколов, самый большой из которых весил 501 пуд. Когда в страшной спешке перед наступающим весенним паводком готовили город к затоплению, вспомнили о том, что для приличия надо бы убрать если не все, то хотя бы самый большой из колоколов. И в ходе свержения не рассчитали траекторию движения и нагрузку - огромная масса металла проломила деревянные стропила и, пробив три яруса, рухнула в глубокий подвал...Ко всем другим заботам прибавилась еще и необходимость вытаскивать колокол из подвала, что в тех условиях не представлялось возможным. Решили отложить вопрос до лета, пока уйдет весенняя вода. А летом выяснилось, что подвал основательно залит паводком - что в свете грядущего затопления всего города вроде как вовсе избавляло товарищей от проблем. И на этом успокоились. А зря.

 8 декабря 1940 года была запущена Угличская ГЭС. Уровень водохранилища к этому времени был на 2,5 метра ниже нынешнего, но основная территория Калязина уже оказалась под водой. Ясное дело, полузатопленные руины не оставались без внимания - мародёры в поисках добычи, бывшие жители, надеющиеся спасти какое-то своё имущество, да просто любопытные дети - много кто бороздил волны нового искусственного водоёма. И один раз по весне местные мальчишки возбужденно сообщили о том, что из-под затопленной колокольни доносится гул колокола. Разумеется, им не поверили. Но поверить пришлось - поскольку несколько ночей спустя уже весь город услышал, как из-под воды раздаются мерные приглушенные удары. И все последующие ночи повторялось то же самое, всё громче и настойчивей, так что в конце концов звук услышали даже в окрестных деревнях и городах. Был июнь 1941. Затопленный колокольный набат предсказал огромную беду, немецкое вторжение. До прихода зимы всё стихло. А затем, прямо из-подо льда, вновь послышался низкий гул - как позже выяснилось, колокол предсказал наступление Советских войск под Москвой. И еще несколько раз звонил невидимый набат - перед Сталинградской, Курской битвами, и долго не замолкал в апреле 1945, предчувствуя поворотную, решающую битву за Берлин. Отчего тревожно бил колокол 6 и 9 августа 45 года долго не могли понять - пока не пришло сообщение об американской ядерной бомбардировке Хиросимы и Нагасаки. После этого случая, в целях прекращения нарастающей паники и наведения спокойствия в городе, городское руководство решило-таки принять меры против незримого колокола-предсказателя и обратилось в областной обком партии.
Городское руководство написало письмо в Тверь, мол, примите меры против неуёмного колокола, придумайте что-нибудь. Следующим летом к колокольне на водолазном боте прибыли товарищи из Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Два водолаза спустились в подвал, и зафиксировали язык колокола в неподвижном положении, исключив, таким образом, возможность ударов о стенки. Дело сделано, галочки в отчетах поставлены. А в октябре 48 года набат неожиданно услышали вновь - и помня все недавние события, в ужасе содрогнулись, предположив начало уж не атомной ли войны...А на следующее утро, 6 октября, пришло сообщение о сильнейшем землетрясении в Туркмении, разрушившем Ашхабад. Два года спустя ЭПРОН вновь пожаловал в Калязин. Под видом исторических и гидроакустических исследований были проведены обмеры и осмотры, но повторную попытку заставить замолчать старинный колокол научная экспедиция сделать не успела. Спустя три дня пятеро из 15 человек экспедиции вышли из строя по разным причинам: два водолаза заболели кессонной болезнью (хотя работы велись на глубине 10-12 метров), моторист водолазного бота получил инсульт, капитан бота свалился от пищевого отравления, а капитан баржи, на которой располагалась вся экспедиция, подхватил...тропическую лихорадку. На общее счастье, один из участников экспедиции оказался врачом, оказав своевременную помощь пострадавшим, после чего вся группа вынуждена была бесславно покинуть Калязин, оставив заколдованную колокольню в покое еще на какое-то время.


Островок вокруг колокольни насыпали в 1980 году. До этого времени незримый подводный предсказатель продолжал периодически предупреждать калязинцев о грядущих несчастьях - больших и маленьких. В декабре 1979 года, в канун ввода советских войск на территорию Афганистана, колокол звонил особенно настойчиво и тревожно, прямо из-подо льда, возвещая о предстоящей десятилетней бессмысленной чужой войне, на которой страна потеряла 26 000 ребят. И это стало последней каплей, определившей судьбу затопленного набата, к тому же власти решили подстраховаться перед надвигающейся Олимпиадой. Земснаряд, расчищавший фарватер к началу навигации, намыл грунт к подножию колокольни. А немного погодя вокруг колокольни поднялся островок из щебня и песка, выгруженных подошедшей баржей, причем в этот раз всё обошлось без мистических происшествий. В 80 году в стране ожидался небывалый наплыв иностранцев, показать которым водные просторы величайшей реки Европы было для нас делом чести...Теперь это можно было сделать абсолютно спокойно. Колокол умолк, став единым целым со своею родной колокольней.

Нижний ярус сейчас поднимается на высоту примерно восемь метров - на расстоянии (от меня до неё сейчас метров пятьсот) колокольня выглядит значительно скромнее своих 70 метров. Мысленно ликвидируем земляной островок и открываем голубую дверцу, которая нынче запирает вход внутрь колокольни (в этой стране самое интересное всегда под замком и вход воспрещен). Вода сплошь по горизонтали и камень ввысь, с арочным пролетом над волнами - прямо специально для того, чтобы проплыть под ним на лодке. Жутковатое и загадочное сооружение, зримое и беспощадное напоминание о судьбе затопленного в пылу индустриального размаха Калязина. Плеск воды отражается эхом от стен, превращаясь в шелестящий речной шепот, в котором никогда не различить слов, настолько много и сразу река пытается тебе рассказать. И даже если ты не поверил в легенду, всё равно с любопытством и суеверным страхом будешь прислушиваться, не раздастся ли из-под воды колокольный рокочущий гул, потому что в таком причудливом месте возможно даже невозможное...
Tags: Калязин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments