November 16th, 2011

Яр

Возвращение

РОСТОВ ВЕЛИКИЙ.
  ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЯРОСЛАВЛЬ.
 Время разительно меняет облик городов, в которых бываешь – и постоянно ловишь себя на мысли, что ты помнишь, как всё здесь было по-иному, лучше, четче, живописней и живей, но вынужден смириться, поскольку вокруг – осень. Тебе просто даётся уникальная возможность увидеть всё в разных декорациях. По-новому. Впитывай, чувствуй и радуйся.
  Ярославское время катастрофически отличается от ленинградского. В этом – причина всех наблюдаемых мною метаморфоз, произошедших за три месяца моего отсутствия в Ростове Великом. Автовокзальные часы в Ярославле автоматически перевелись на зимнее время – чем сначала ввергли в прострацию, поскольку часть из них всё же показывало правильные московские цифры. Час разницы в показаниях придал ощущение параллельности пространства – вроде как ты уже в будущем, а вроде как и еще в прошлом. В общем, всё, как и должно было быть в этом волшебном месте. Следующие временные неполадки обнаружились на центральной Богоявленской площади Ярославля – если Вы внимательно рассматривали тысячерублевую купюру, то наверняка знаете, как выглядит памятник Ярославу Мудрому, установленный на этой самой площади. Если верить электронному табло, то ярославское время опережало московское приблизительно на 3 часа 40 минут. В общем, аборигены к моему возвращению основательно подготовились))) Серая осенняя Волга выглядит усталой – как немолодая барышня, проснувшаяся поутру после бала и заглянувшая в зеркало. И почти полное отсутствие (по сравнению с летом) приезжих туристов на улицах – межсезонье. Не белая, сказочная, русская зима и не яркое, сочное лето – а так, непонятно что, вроде всё на своих местах, но цвета неопределённы, контуры смазаны, город стал вдруг прозрачным и видным насквозь без листвы, никаких загадок и секретов, одни воспоминания и ностальгия…
  Странно видеть пляж с холодным серым песком – а вон там мы загорали жарким летом! И в автобусе не наблюдаются люди с видеотехникой – хотя волшебные ярославские серебристые билетики у кондуктора по-прежнему стоят 12 рублей. И мороженого совсем не хочется. Зато очень кстати горячая пицца в том же бюджетном кафе с хозяйкой-грузинкой возле Кремля. И постоянно ловишь вот такие воспоминания – а вот здесь было так-то, а там я делал то-то. И эта двойственность восприятия придаёт грусти ощущениям. И еще что-то внутри, что не можешь сразу поймать и сформулировать – какая-то свобода и необъяснимая пока радость от возвращения, словно не в гости приехал в незнакомый, чужой город на один день мельком пробежаться по набережным, а к себе домой, на Родину, от которой оторван в обыденной жизни…Откуда это во мне?
  (Продолжение следует)